Warhammer 40k

Lock Умри, если должен, но не со сломленным духом.
Вы сейчас находитесь в: Портал по вселенной Warhammer 40000 » О warhammere 40k » Рассказы » Непрощенные

Непрощенные

Graham McNeill

Непрощенные

 

Полночная тьма сомкнулась вокруг брата-сержанта Кайлена из Темных Ангелов подобно кулаку. Двигатели быстро исчезающего из вида "Громового Ястреба", работавшие в приглушенном режиме, были единственными точками, которые он мог видеть. Его визор окунулся в призрачный зеленый свет и когда включились его авточувства,  внизу показались очертания города в форме звезды.

Показания альтиметра на его визоре изменялись с бешеной скоростью, очертания под ним стали более четкими и продолговатыми. Было трудно определить скорость спуска, силовая броня отделяла Кайлена от сокрушительного потока ледяного воздуха и от ревущего шума сопровождавшего его падение.

Усилием мысли Кайлен наложил тактическую схему города на свой визор, с профессиональной гордостью отметив, что очертания зданий внизу почти полностью совпадают с изображением на визоре.

Руна альтиметра вспыхнула красным, и Кайлен быстро перевернулся в воздухе, сделав так, чтобы ноги были впереди. Взглянув налево и направо, он увидел, что его люди повторили маневр, и ударил по пусковому механизму на груди. Сержант почувствовал резкое торможение, когда сработали мощные ракетные двигатели, превратив его безудержное падение в контролируемое снижение.

Ботинки Кайлена врезались в покрытую мрамором площадь, прыжковый ранец изверг волну теплого воздуха, когда он приземлился. Потоки яркого света исторгались из города, стволы зениток ходили в разные стороны подобно колыхающимся водорослям, в то время как повстанцы пытались сбить удаляющийся "Громовой Ястреб". Но артиллеристы еретиков не успели помешать боевой машине выполнить задачу, ее смертоносный груз уже прибыл.

Кайлен прошептал молитву за команду транспортника и опять посмотрел на место высадки. Их приземление было идеальным, ответственный за десантирование на "Громовом Ястребе" доставил их точно на цель. Цель, которая кишела вопящими, одетыми в маски культистами.

Кайлен поднырнул под неуклюжий боковой удар силовой палицы еретика и нанес удар силовым кулаком в грудь противнику, человек дико закричал и забился в конвульсиях, когда наполненная энергией рукавица пробила его плоть и кости. Он пинком сбросил труп с кулака и ударил рукояткой пистолета в горло другому. Человек упал, сжимая размозженную гортань, а Кайлен быстро огляделся, чтобы убедится, что остальные члены его отделения, приземлились так же благополучно как и он.

Прерывистые взрывы тепла и света вспыхивали в ночи, когда оставшиеся девять человек из отделения Левктры приземлялись не дальше чем в пяти метрах от него, для прикрытия стреляя из болтеров короткими очередями.

Культист бежал на него, размахивая огромным топором, с искаженным от ненависти лицом. Кайлен выстрелил ему в голову. Во имя Льва, эти идиоты никак не заканчиваются! Когда по нему открыли плотный огонь из огромного кафедрального собора расположенного в конце площади, он нырнул за гигантскую мраморную статую безымянного кардинала. В разбитых витражных окнах мелькали вспышки выстрелов, залпы без разбора крошили мрамор и культистов. Кайлен знал, что продвижение прямо в пасть этих орудий будет воистину кровавой работой.

Еще один человек нырнул в укрытие рядом с ним, его темно-зеленая броня была частично скрыта мантией капеллана. Капеллан-дознаватель Барей поднял свой болт-пистолет. Ствол оружия был причудливо изукрашен, дуло дымилось после недавней стрельбы.

- Отделение ко мне! - приказал Кайлен. - Приготовится к атаке! Четные вперед! Нечетные прикрывают огнем!

Пророк явился на церковном мире Валедора, и вместе с ним на планету пришла погибель. В течение года после его первой проповеди храмы божественного Императора были разрушены, а его верные слуги, начиная от верховного кардинала до последних писцов, были брошены в печи крематориев. Миллионы были сожжены и плотные облака человеческого пепла выпадали чудовищным снегом на протяжении нескольких месяцев.

Ближайший полк Имперской Гвардии, 43-й полк Карпатских Винтовок, с боем пробивался по территории храмов в течение девяти месяцев после падения планеты, сражаясь в неистовых рукопашных схватках с фанатичными слугами Пророка. Умиротворение планеты шло неплохо, но затем уперлось в стены столицы планеты - Ангеллика. Тяжело укрепленный город-собор выстоял перед всеми штурмами, и теперь настала пора Адептус Астартес положить конец восстанию. Для космических десантников из Ордена Темных Ангелов на кону было нечто большее, чем честь Империума и возмездие. Много веков назад на Валедоре были набраны рекруты для Ордена, и ересь этой планеты была персональным вызовом Темным Ангелам. Честь должна быть восстановлена. Пророк должен умереть.

Дюжину культистов смело первым залпом космических десантников, кровь запятнала их одеяния. Еще больше погибло, когда болтеры выстрелили второй раз. Кайлен выскочил из укрытия, лазерный луч выжег углубление в его наплечнике. Первый культист вставший на его пути умер, даже не увидев удар, который убил его. Следующий увидел несущегося на него Кайлена и сержант с удовольствием отметил ужас на лице еретика. Силовой кулак снес культисту голову.

Канонада выстрелов усиливалась, прикрывающий огонь прореживал ряды культистов. Кайлен сражался и убивал, прокладывая путь к дверям храма, брызги крови окрасили его броню в алый цвет. Вокруг него отделение Левктры убивало с беспощадной эффективностью. Стремительным натиском под прикрытием смертоносно точного болтерного огня десантники очутились в восьми метрах от дверей собора, не понеся потерь. За ними остался след из более чем двухсот умерших или умирающих культистов.

Ураган выстрелов обрушился на них из разбитых окон. Кайлен знал, что огонь слишком тяжелый, чтобы пробиться сквозь него, даже в силовом доспехе. Он активировал вокс-связь.

- Брат Люций.

- Да, брат-сержант?

- У тебя отличный бросок. Как думаешь, сможешь забросить пару гранат в те окна?

Люций быстро выглянул из-за ограждения фонтана, которое он использовал как укрытие и коротко кивнул.

- Да, брат сержант. Думаю что смогу, если будет на то воля Льва.

- Тогда так и сделай! - приказал Кайлен. - Да направит Император твою руку!

Кайлен сменил позицию и обратился к остальным бойцам отделения.

- Быть наготове! Начинаем движение, когда взорвутся гранаты.

Каждая крохотная руна на его визоре, обозначавшая одного из его людей, мигнула один раз, когда они подтверждали, что приказ принят. Кайлен оглянулся, чтобы убедиться, что капеллан Барей также готов. Громадный капеллан методично обыскивал мертвых культистов, распахивая их одеяния, будто обычный мародер. Отвращение скривило губы Кайлена, прежде чем он укорил себя за непокорность. Но чем же занимался капеллан?

- Брат-капеллан? - обратился Кайлен.

Барей посмотрел на него, закрытое шлемом лицо не выдавало ни одной мысли.

- Мы готовы - сказал Кайлен.

- Брат-сержант, - начал Барей, присев на корточки рядом с Кайленом, - когда мы найдем этого Пророка, мы не должны его убивать. Я хочу взять его живым.

- Живым? Но нам приказано убить его.

- Ваш приказ изменился, сержант - прошипел капеллан, его голос походил на холодный кремень.

- Он нужен мне живым. Вы меня поняли?

- Да, брат-капеллан. Я передам ваши приказания.

- Сопротивление в храме будет очень сильным. Я не думаю, что многие из ваших людей выживут, если вообще кто-нибудь уцелеет - обронил Барей, обещание смерти наполняло его голос.

- Почему вы не сообщили мне об этом раньше? - отрывисто спросил Кайлен. - Если силы, с которыми нам предстоит столкнуться, слишком значительны, нам надо удерживать позиции и запросить подкреплений.

- Нет, - заявил Барей, - мы сделаем это сами, или умрем, пытаясь.

Его тон не допускал несогласия и Кайлен внезапно осознал, что на кону в этой миссии было нечто большее, чем обычное убийство. Каковы бы не были истинные намерения капеллана, долг Кайлена обязывал его повиноваться.

Он кивнул.

- Как пожелаете, капеллан.

Он снова обратился по воксу к Люцию:

- Давай, брат Люций!

Люций встал, гибкий, словно кошка из джунглей, и метнул осколочные гранаты в каждое из окон по обе стороны дверей собора. Едва последняя граната вырвалась из его руки, мощные выстрелы лазерной пушки испепелили его тело. Жар лазерного выстрела превратил его насыщенную кислородом кровь в зловонный красный пар.

Сдвоенный глухой звук взрывов и вопли. Яркий свет и дым вырвались из окон собора, подобно черным слезам.

- Вперед! - прокричал Кайлен, и десантники, поднявшись из укрытий, помчались к огромным бронзовым воротам. Отдельные выстрелы из ручного оружия били в их доспехи, но космические десантники не обращали на это внимания. Единственное что имело значение - пробиться внутрь.

Кайлен увидел, как споткнулся брат Марий, выстрел вырвал ошметки брони и плоти из его бедра, покрыв темно-зеленый доспех алым. Капеллан Барей подхватив зашатавшегося Мария, потащил его вперед. Усиленные ноги Кайлена за несколько секунд донесли его до храма, и он уперся спиной в мрамор стены собора.

Автоматически, он снял пару гранат со своего пояса и швырнул их в дымящиеся окна. Ударная волна сотрясла двери собора, и он бросился в разбитый оконный проем, стреляя направо и налево из болт-пистолета. Внутри был черный ад, кровь и обугленная плоть. Растянувшиеся тела, оторванные конечности, раскрошенные кости и оплавленные органы. Страшно кричали раненные стрелки.

Кайлен не чувствовал жалости к ним. Они были еретиками, и они предали Императора. Они заслужили смерть в сотни раз худшую. Темные Ангелы хлынули внутрь, двигаясь сквозь оборонительные позиции, зачищая комнату, добивая раненых. Вестибюль был свободен, но инстинкт Кайлена подсказывал ему, что это продлится недолго.

Марий привалился к стене. Кровотечение уже остановилось, рана закрылась. Кайлен знал, что он продолжит сражаться. Требовалось нечто большее, чем повреждение бедра, чтобы остановить Темного Ангела.

- Надо двигаться дальше - отрывисто бросил он. Движение значило жизнь.

Капеллан Барей кивнул, перезарядил пистолет и повернулся к отделению Кайлена.

- Братья, - начал он - мы участвуем в самом важном сражении в жизни. Внутри этого оскверненного храма вы увидите то, что не являлось вам даже в худших кошмарах. Разврат и ересь поселились во владениях нашего возлюбленного Императора, и вы должны защитить свои души.

Барей высоко воздел символ власти капеллана - Крозиус Арканум. Кроваво-красный камень в его центре сверкал подобно миниатюрному рубиновому солнцу.

- Помните, что наш Примарх и Император смотрят на вас!

Кайлен пробормотал краткую молитву Императору, и они двинулись.

 

* * *

 

- Они внутри вашего святилища, мой повелитель! - сказал Каста, явное беспокойство было в каждом его слове. - Чего вы потребуете от нас для их уничтожения?

- Ничего большего, чем вы уже являетесь, Каста.

- Вы уверены, повелитель? Я не сомневаюсь в вашей мудрости, но они Адептус Астартес. Их не просто одолеть.

- Я знаю. Я рассчитываю на это. Ты доверяешь мне, Каста?

- Абсолютно. Без вопросов.

- Тогда доверься мне и сейчас, Каста. Я позволю Ангелу Лезвий убить всех космодесантников, но мне нужен их капеллан.

- Как вы прикажете, повелитель - ответил Каста, поворачиваясь чтобы уйти.

Пророк кивнул и поднялся с колен преклоненных в молитве во весь свой огромный рост.

Он быстро повернулся, его в его длинной мантии показалась полоса темно-зеленого цвета.

- И еще, Каста - прошипел он, - он нужен мне живым.

 

* * *

 

Капеллан Барей взмахнул Крозиусом, описав крутую дугу, круша кости и головы. Пробиваясь с боем через усыпальницы монастыря, десантники сталкивались все с новыми последователями Пророка.

Темные Ангелы сражались парами, каждый воин прикрывал спину другого. Кайлен сражался рядом с Бареем, рубя и стреляя. Затвор болт-пистолета замер, когда кончились патроны. Он обрушил рукоять пистолета на шею противника, раздробив тому позвоночник.

Барей убивал врагов со смертоносным изяществом, уворачиваясь, нанося удары ногами и делая выпады. Истинное мастерство воина было в том, чтобы проложить путь меж клинков, когда искусство и инстинкт сливаются в смертельной гармонии. Оружие врагов проносилось мимо капеллана, и Кайлен понял, что Барей прирожденный воин. Кайлен чувствовал себя неуклюжим новичком-рекрутом по сравнению с выдающимся мастерством капеллана-дознавателя. Брат Марий пал, силовая палица ударила в его раненное бедро. Руки прижали его к полу, и топор расколол его череп надвое. Но даже с разрубленной головой он застрелил своего убийцу.

Затем все кончилось. Последний еретик пал, его кровь потекла по черепичному полу. Когда Кайлен вогнал новый магазин в свой пистолет, Барей опустился на колени рядом с телом брата Мария и нараспев прочел "Молитву за Павших".

- Ты будешь отомщен, брат. Твоя жертва приблизила нас к уничтожению тьмы из прошлого. Я благодарю тебя за это.

Кайлен нахмурился. Что имел в виду капеллан? Барей поднялся и вытащил информационную панель, спроецировав на пол план собора. Пока капеллан уточнял их местонахождение, Кайлен более пристально разглядел окружающую обстановку.

Стены были покрыты камнем, прекрасная резьба была сбита и замещена грубыми гравюрами, изображавшими разрушенные миры, ангелов в огне и повторяющийся сюжет со сломанным мечом. И умирающий лев. Изображение было грубым, но смысл его был очевиден.

- Что это за место? - спросил он громко - На этих стенах история нашего Ордена. Лев Эль'Джонсон, разрушенный Калибан. Еретики разукрасили свои стены насмешками над нашим прошлым - он повернулся к Барею - Почему?

Барей оторвался от информационной панели. Прежде чем он смог ответить, оглушительная канонада заполнила усыпальницы. Брат Кайин и брат Гюас пали, крупнокалиберные пули пробили их нагрудники и взорвались в груди. Брат Септим зашатался, его плечо было практически оторвано скользящим выстрелом, его рука повисла на окровавленных нитях из костей и мышц. Он отстреливался держа оружие в уцелевшей руке  до тех пор, пока другой выстрел не снес ему голову. Кайлен выпалил шквал выстрелов, нырнув под прикрытие покрытой желобами колонны. Невидимые орудия прижали их к месту, и было лишь вопросом времени, когда против них пошлют еще больше культистов. Будто ответом на его мысли обшитая деревом дверь, расположенная в конце усыпальницы, отворилась, и толпа вопящих воинов бросилась на них.

Челюсть Кайлена отвисла от отвращения при виде врага.

Они были закованы в темно-зеленые пародии на силовую броню, мерзкое отражение славы Космического Десанта. Грубые копии символа Ордена Темных Ангелов распахнули крылья с кинжалом в центре их наплечников, и Кайлен почувствовал чудовищный гнев, родившийся в нем при виде этой ереси.
Десантники отделения Левктры прокричали боевой клич и устремились вперед, чтобы разорвать богохульников на куски и покарать их за такое бесстыдство. Дразнить Темных Ангелов значило навлечь беспощадное и ужасающее возмездие. Охваченное праведным гневом отделение Левктры сражалось со свирепым вдохновением. Кровь, смерть и вопли наполнили воздух.

Когда противники встретились в центре усыпальницы, невидимые орудия снова открыли огонь.

Шторм пуль и рикошетов, разлетевшийся брони и дыма поглотил сражавшихся, разя и космодесантников и их врагов без разбора. Пуля пробила его шлем сбоку. Краснота, боль и металлический привкус заполнили его чувства, и он упал на колени. Задыхаясь, он ударил по отсоединительному рычажку поврежденного шлема и снял его. Пуля пробороздила кровавый шрам на его голове и напрочь снесла заднюю часть шлема. Но он был жив. Император и Лев пощадили его.
Обутая в сапог нога обрушилась сбоку на его голову. Он откатился и взмахнул силовым кулаком, культист рухнул, вопя, его нога ниже колена была уничтожена. Сержант вскочил на ноги и снова ударил, кровь брызнула ему на лицо, когда умер еще один враг.

Кайлен побежал к укрытию за колонной, понимая, что их выманили из укрытия фальшивыми Темными Ангелами. Он проклял себя за отсутствие беспристрастности, зло стерев липкую кровь с глаз. Тактическая ситуация была очевидной, они не могли вернуться туда, откуда пришли. Достичь главного входа было невозможно, орудийный огонь уничтожит их еще на полпути. Единственным вариантом было движение вперед, и у Кайлена появилось свербящее подозрение, что их враги знали об этом и заманивали их навстречу еще большему кошмару.

Барей прокричал его имя, перекрывая грохот выстрелов и указал на деревянную дверь, откуда появились одетые в броню культисты.

- Я уверен, что у нас есть единственный выход. Вперед, сержант!

Кайлен кивнул, его лицо помрачнело, когда значок, обозначавший брата Кристоса, мигнул и исчез. Еще один космодесантник погиб, выполняя эту миссию. Но Кайлен знал, что они все отдадут свои жизни за эту цель, какой бы она ни была. Капеллан Барей решил, что достижение цели стоило жизней их всех, и Кайлену было этого достаточно.

Под прикрытием могил, Барей и пятеро оставшихся в живых из отделения Левктры устремились к двери, которая была выходом из этой огневой ловушки. Сержант Кайлен только надеялся, что они не натолкнутся на нечто худшее.

 

* * *

 

- Готов ли Ангел явить Рассекающее Благословение, Каста? - спросил Пророк.

- Готов, мой повелитель - дрожащим от страха голосом ответил Каста. Пророк улыбнулся, понимая причину волнения подчиненного.

- Ангел Лезвий тревожит тебя, Каста?

Каста беспокойно заерзал, его лысая голова блестела от пота.

- Он пугает меня, повелитель. Я боюсь полагаться на это существо как на союзника. Оно убило десятерых моих послушников, когда мы освободили его из склепов. Оно было ужасно.

- Ужасно, Каста? - успокаивающе произнес Пророк, возложив обе руки на плечи священника. Его латные рукавицы были достаточно велики, чтобы сокрушить голову Касты.

- Было ли оно ужаснее, тех дел, которые мы творили, чтобы захватить этот мир? Было ли оно кровавее, чем наш штурм этого храма? Кровь уже на твоих руках, Каста, что значит еще немного? Не стоит ли кровопролития то, что мы делаем здесь?

- Я знаю, но видеть его воочию, ощущать его, обонять его... это было ужасно! - священника трясло. Воспоминания об Ангеле лишили его всякого самоконтроля.

- Я знаю, Каста, знаю, - согласился Пророк. - Но все великое поначалу должно носить ужасающие маски, чтобы вписать себя в сознание обычных людей, - грустно покачал головой Пророк, - таков ход вещей.

Каста медленно кивнул

- Да повелитель. Я понимаю.

Пророк заговорил:

- Мы несем новую эру разума в галактику. Огонь, который мы разожгли здесь, заставит вспыхнуть тысячи других огней, и пламя перемен охватит владения Ложного Императора. Нас будут помнить как героев, Каста. Не забывай об этом. Твое имя будет сиять среди людей подобно ярчайшей звезде на небосклоне.

Каста улыбнулся, его тщеславие и самомнение преодолели минутную брезгливость. Новая решимость была в его фанатичных глазах.

Пророк отвернулся.

Это было даже слишком легко.

 

* * *

 

Сержант Кайлен крался по заполненным тьмой коридорам собора подобно хищнику дикого мира, глаза постоянно двигались, высматривая жертву. Дрожащий тусклый свет электро-факелов выхватывал застывшие рельефы резных стен, и он медленно отвел от них взгляд. Слишком пристальное разглядывание картин вырезанных на стенах жгло его взор и вызывало скрученную тошнотворную боль в желудке.

Покинув смертельную ловушку в усыпальницах, они проникли глубоко внутрь собора, и Кайлен ничего не мог поделать с чувством грозящей им всем ужасной опасности. Не опасности гибели, Кайлен смотрел смерти в лицо слишком часто, чтобы испугаться ее.

Но опасности искушения и богохульства... это было совсем другое дело. Пути к проклятию были многочисленны и разнообразны, и Кайлен знал, что зло не всегда носит рога и изрыгает пламя. Если бы оно так делало, все люди отшатнулись бы в отвращении. Нет, зло незаметно приходит под покровом ночи, как гордость, как страсть, как зависть.

В юности, Кайлен знал подобные чувства, боролся со всеми искушениями, которые нашептывали ему плоть и тьма во мраке ночи, но он молился и постился, укрепляя себя в вере в Божественного Императора Человечества. Он достиг равновесия души, укротив зверя внутри себя.

Он понимал, что были те, кто поддались своим первобытным порывам и отвернулись от света Императора. К ним не могло быть жалости. Они были самыми отвратительными отклонениями. Они были заразой, которая распространяла свою ложь и мерзость на других, слабая вера которых была подобна открытой двери. Если подобные силы действовали в этих стенах, Кайлен будет драться, чтобы найти и уничтожить эти силы, до тех пор, пока последняя капля крови не будет выжата из его тела.

Барей прокладывал путь, его шаги были быстрыми и уверенными. Коридор, по которому они шли, шел под уклон и Кайлен ощущал, как прохладное дуновение ночного воздуха касается его кожи. Каменные стены сменились гладким черным стеклом, непроницаемым, без малейших трещин, доходя то десяти метров в толщину. Стены изгибались к верху и образовывали круглую арку над ними и ничего не отражали. Двери, сделанные из того же материала преграждали им путь вперед, воздух с тишайшим шорохом выходил из того места в верхней части проема, где стекло было разбито. Зловещее пятно расползлось по внутренней стороне двери, с оторванного клочка чего-то белого, висевшего на обломке стекла и колебавшего на сквозняке.

- Кровь - сказал Барей.

Кайлен кивнул. Он учуял это прежде, чем увидел. Странный скулящий механический звук исходил с другой стороны двери и Кайлен почувствовал, как бессознательный страх нанес удар ужаса внутри него. Барей вышел вперед и обрушил ногу на дверь, выбив ее целиком из проема. Черное стекло отлетело, и Кайлен помчался в проем, держа болтер и силовой кулак наготове. Кайлен очутился на закрытой куполом арене, каменный пол был залит кровью и покрыт кусками изрезанной плоти. Зловоние склепа наполняло воздух. То же самое не дающее отражение черное стекло опоясывало арену. Он протопал несколько шагов вперед и резко остановился, заскользив, его кровь застыла от ужаса того, что он увидел перед собой.

Безумный вопль эхом пронесся по закрытой арене. Громада абсолютной тьмы нависла над ними, когда ужасающе огромная тварь развернулась и огромными шагами направилась навстречу космодесантникам. Возможно, раньше оно было дредноутом. Возможно, оно развилось или мутировало в какую-то жуткую пародию на дредноут. Чем бы оно не являлось, это было порождение абсолютного зла.

Даже Барей, который сражался с чудовищными порождениями и раньше, был потрясен ужасающей внешностью био-механической машины убийства. Шести метров в высоту, тварь стояла на четырех скошенных лапах, подобных лапам паука, сделанных из косообразных лезвий. Лезвия рассекали воздух со смертоносным изяществом. Массивное тело с механическими мышцами вздымалось из места соединения ног-лезвий, а увенчанные клешнями руки по которым струились молнии, неистово описывали дуги. Над плечами был установлен покрытый орнаментом тяжелый болтер. На спине колыхалась пара крыльев-клинков издававших шум, их убийственные лезвия обещали смерть любому кто подойдет ближе.

Голова био-машины представляла собой набухшую груду чудовищно деформированной плоти. Несколько глаз, молочно-белых и рыхлых, выдавались из огромных провалов глазниц. Дефектный разрез истекающего слюной рта был полон сотен зазубренных, похожих на долото зубов. Кожа твари была отвратительной и маслянистой, цвета гнилого мяса. Невозможно было сказать, где кончается человек и начинается машина.

Все тело было покрыто кровью, фрагменты разорванной плоти все еще свисали с когтей и зубов. Но истинный ужас, самая отвратительная вещь из этого всего была там, где метал брони дредноута, был все еще виден. Он был выкрашен в слишком знакомый темно-зеленый цвет. А на наплечнике был символ Темных Ангелов.

Чем бы не было это создание, раньше оно было братом-космодесантником.

Теперь это был Ангел Лезвий и пока космодесантники стояли застывшие от ужаса, чудовище торжествующе завыло и затопало вперед косами своих ног.
Скорость Ангела Лезвий была потрясающей для такого огромного существа. Кровь брызнула из его лица, когда космодесантники оправились от шока и открыли огонь из своих болтеров. Каждый снаряд попадал в цель, взрываясь под маской из мертвой кожи Ангела, но его безумные вопли не ослабевали.

Нога-лезвие зверя мелькнула подобно серебристой вспышке и разрубила брата Меллия в мгновение ока. Фонтан крови ударил из рассеченных половин, крик боли был заглушен преисполненными ненависти воплями Ангела. Причудливый тяжелый болтер установленный на плечах чудовища загрохотал и разнес на куски останки Меллия.

Кайлен знал, что оно должно умереть. Сейчас.

Он побежал через арену, в то время как остальные члены его отделения развернулись цепью и встали перед неистовой машиной. Сверкающий взрыв бело-голубой молнии вырвался из его силового кулака, когда он ударил в лицо зверя. Блистающая корона полыхающего огня охватила огромную фигуру, когда смертельная энергия кулака Кайлена обрушилась на чудовище. Его изувеченная плоть вздулась и облезла с его лица, обнажая скрученный металлический костяк. Ангел ударил в ответ, не замечая причиненного ему чудовищного вреда.

Кайлен увернулся от сильного удара, который должен был снести ему голову, и кувыркнулся под руками, которыми размахивала тварь. Он направил свой сокрушающий кулак в пах Ангела и ударил вверх.

Силовой кулак пропахал глубокие борозды в броне чудовища, но удар Кайлена не смог пробить защиту. Тварь переступила в сторону, и другая нога хлестнула по нему. Кайлен отклонился назад, но недостаточно быстро и бронированный коленный сустав врезался ему в грудь, отбросив его назад.

Нагрудная броня Кайлена раскололась, дробя ему ребра, Имперский орел на его груди разлетелся на миллион осколков. Яркие огни вспыхнули у него в глазах, когда он попытался вдохнуть и постарался встать, шатаясь от могучего удара. Даже падая, он знал, что ему повезло. Если бы его ударило лезвие, то он был бы мертв, как и Меллий. Снаряды тяжелого болтера ударили его по ногам и животу, бросив сержанта на колени.

Один из снарядов нашел брешь в доспехе, и он закричал, белый горячий пламень охватил его нервы, когда болт взорвался в его бедре, оставив дыру величиной с кулак, кровь рекой хлынула по ноге.

Он рухнул наземь, Ангел нависал над ним, кровавые когти приготовились нанести смертельный удар и разорвать Кайлена надвое.

С воющим боевым кличем, капеллан Барей и оставшиеся в живых бойцы отделения Левктры бросились в атаку на чудовищное порождение с тыла и флангов. Брат Янус погиб мгновенно, обезглавленный размашистым ударом когтистой лапы твари. Еще одна нога метнулась, насадив его труп и подняв его высоко в воздух. Брат Темион, зашедший к твари со спины, направил клинок острием вперед и вогнал его в спину Ангелу с торжествующим воплем. Чудовище закричало и встало на дыбы, сбрасывая храброго космодесантника со спины. Крылья сверкнули в свете факелов, и пришли в движение, сопровождаемое звоном металла. Скрежещущий громкий звук стали, ударившей в сталь прозвенел, когда крылья Ангела вспороли воздух, и вихрь острых перьев вылетел из-за спины твари и поглотил Темиона, схватившегося за болтер. Он даже не вскрикнул, когда ураган лезвий расчленил его тело на куски. В кровавых ошметках плоти и брони, которые рухнули на землю, нельзя было узнать человека.

Барей увернулся от удара острых крыльев чудовища и обрушил Крозиус Арканум сзади на коленное сочленение Ангела. Брат Уриент и брат Перс обрушились на огромную машину спереди, в то время как Кайлен нетвердо встал на ноги.

Уриент умер, когда Ангел схватил его обеими когтистыми лапами, разорвал тело на части, и затем презрительно отшвырнул останки. Тварь содрогнулась, когда Барей в конце концов сокрушил серебристую сталь ноги. Ангел попытался развернуться и рассечь крошечного противника, но пошатнулся, потому что поврежденное колено сломалось под весом чудовища. Оно замахало огромными руками, чтобы удержать равновесие. Кайлен и Барей немедленно использовали свое преимущество.

Кайлен обрушил силовой кулак на чудовищное искаженное лицо, огромной перчаткой уничтожив его черты и сокрушив бронированный саркофаг. Кайлен вгонял кулак все глубже в сердцевину тела чудовища. Вонь, которая пахнула из гнилых внутренностей была вонью прогнившего трупа. Его кулак сомкнулся вокруг чего-то маслянистого и чудовищно живого, Ангел содрогнулся в агонии, оторвав Кайлена от земли. Он ухватился свободной рукой за грудину твари, пытаясь вырвать сердце чудовища. Боль охватила его тело, когда конечности Ангела в спазмах задели его раненное бедро и грудь. Рука Кайлена скользнула внутрь тела Ангела, блестящие внутренние выделения поглотили его конечность, мешая ему уничтожить чудовищное существо, скрывавшееся в теле машины. Его кулак, наконец, нашел цель. Извивающееся, омерзительно сокращающееся нечто. Он обхватил кулаком плоть чудовищного сердца и с криком высвободил энергию кулака внутри био-машины. Монстра охватили конвульсии, когда смертельная энергия силовой рукавицы взорвалась внутри его доспеха, голубое пламя вырвалось изо рта Ангела. Его ноги подкосились, и тяжелая тварь медленно осела на колени. Смрадный черный дым вырывался из всех сочленений, демонический вой постепенно стихал пока, наконец, не смолк окончательно. Кайлен высвободил кулак, гримаса боли и отвращения была на его лице, когда безжизненная груда Ангела Смерти рухнула на землю, изуродованная груда зловонной плоти и стали.

Кайлен соскользнул с доспеха Ангела и рухнул рядом с отвратительным созданием, кровопотеря, шок и боль отняли всю его огромную мощь. Не говоря ни слова, капеллан Барей схватил Кайлена за руку и помог ему встать на ноги. Брат Перс присоединился к ним, смертоносные выделения монстра окрасили его темно-зеленую броню в черный.

Три Темных Ангела стояли возле гниющего трупа, и пытались представить себе, как такая тварь вообще могла существовать. Кайлен с трудом подошел к останкам чудовища и уставился на разбитый доспех Ангела. Икона на саркофаге изображала крылатую фигуру в зеленой мантии, с косой в руках. Лицо было скрыто за тьмой под капюшоном. Орнамент, вырезанный на груди под фигурой, складывался в слово, частично скрытое черной, маслянистой кровью.

Кайлен нагнулся, протер броню своей рукой, и почувствовал, будто сердце вырвали из его груди. Он рухнул на колени, когда он увидел это слово, изо всех сил желая чтобы это не было правдой. Но оно оставалось там, выгравированное с кошмарной необратимостью.

Калибан.

Потерянный родной мир Темных Ангелов. Уничтоженный во времена Великой Ереси тысячи лет назад. Кайлен не знал, как эта тварь могла выйти из столь святого места. Он встал и повернулся к Барею.

- Ты ведь знал об этом, не так ли? - спросил он

Капеллан покачал головой.

- Об этом порождении - нет. О том, что мы встретимся лицом к лицу с одним из наших братьев, обратившемся к Темным Силам... да. Я знал.

Лицо Кайлена исказила смесь гнева и недоверия.

- Темные Силы? Как такое возможно? Это не может быть правдой!

Голос из теней, мягкий и притягательный, произнес:

- Я боюсь, что может, сержант.

Кайлен, Барей и Перс развернулись и увидели высокую, массивно сложенную личность в развевающейся белой мантии, возникшую из теней, сопровождаемую сгорбленным человеком с обритой головой. Черные волосы высокого человека были коротко острижены, три золотых штифта сверкали в его лбу. Привлекательные черты лица скривились в усмешке. Барей быстро выхватил болтерный пистолет и выпустил целую обойму в облаченного в мантию человека. С каждым попаданием, вспышка света взрывалась рядом с человеком, но сам он оставался невредим. Кайлен мог видеть неясные очертания Розариуса под его мантией. Небольшой амулет защитит Пророка от их оружия, и Кайлен знал, что эту защиту практически невозможно преодолеть. Стеклянные стены, опоясывающие арену, скрылись в полу, и множество вооруженных людей вышло на арену, нацелив свое оружие на троих космодесантников. Барей бросил пустой болт-пистолет, Кайлен и Перс неохотно сделали то же самое.

- Как это может быть правдой? - еще раз спросил Кайлен. - И кто ты такой?

- Это очень просто, сержант. Меня зовут Цефес, и я когда-то был Темным Ангелом, как и ты. Когда тот, что сейчас является лишь мертвой оболочкой Императора, еще ходил среди вас, мы были преданы Львом Эль'Джонсоном. Он покинул истинного Магистра нашего Ордена, Лютера, и отправился с Императором покорять галактику. Примарх оставил Лютера прозябать на захолустной планете, пока сам он тщеславно присваивал почести сражений, которые должны были быть нашими! Неужели он ожидал, что мы не вступим с ним в битву, когда он вернется?

Барей вышел вперед и снял шлем, отшвырнув его в сторону и уставившись на высокую фигуру с нескрываемой ненавистью. Он поднял Крозиус Арканум и нацелил его в грудь оппоненту.

- Я знаю тебя, Цефес. Я читал о тебе, и я добавлю твое имя в Книгу Избавления. Лютер должен был оставаться на Калибане! Он был на очень ответственном посту!

- Необходимость, капеллан, это оправдание любой глупости совершаемой вашим Империумом. Это аргумент тиранов и вера рабов, - резко оборвал Барея Пророк. - Протри глаза, нас изгнали! Нас разбросало по времени и пространству, так мы стали Падшими. И за это я убью тебя.

К нему вернулось его прежнее самообладание, он кивнул на мертвое чудовище и произнес:

- Вы убили Ангела Лезвий. Я впечатлен.

Пророк улыбнулся и скинул мантию, упавшую к его ногам. Под ней он носил силовую броню, древнюю, несшую символы и окрашенную в цвета Темных Ангелов. Причудливой формы Розариус, идентичный тому, что носил Барей, висел на его груди, поверх орла на нагруднике.

- Я был Цефесом, но это имя больше для меня ничего не значит. Я отрекся от него в тот день когда Лев Эль'Джонсон предал нас.

- Примарх спас нас, - проревел Барей, его лицо исказил гнев. - Ты смеешь поганить его имя?

Цефес медленно покачал головой

- Ты обманываешься, капеллан. Я думаю самое время для того, чтобы ты посмотрел на себя, и задумался, в какой лжи ты живешь. Ты можешь обратить это на меня, но я лишь то, что живет внутри каждого из вас. Я ваше отражение.

Усмехаясь, он сделал несколько шагов и встал перед капелланом-дознавателем, и достал тонкую цепочку из сумки на поясе. К цепочке были прикреплены несколько небольших отполированных клинков, каждый из которых был искусно покрыт узором из золотой проволоки. Глаза Барея расширились от изумления, когда он потянулся к ножнам на бедре и обнажил аналогичный клинок.

- Вы называете эти орудия Лезвиями Довода. Какая ирония. Это такой же символ твоего положения, как и Крозиус, не так ли? Здесь их у меня одиннадцать, каждый был снят с трупа капеллана Темных Ангелов. Я возьму твой клинок и составлю полную дюжину.

Без предупреждения он сорвал клинок с цепочки и крутанулся на пятке, перерезав глотку Персу. Космодесантник рухнул на землю, хлеставшая из артерии кровь залила его нагрудник красным.

Кайлен закричал и кинулся вперед, ударив силовым кулаком в голову Пророка. Цефес отклонился в сторону и ударил покрытым лезвиями кулаком в ребра Кайлена. Нейронная проволока, покрывающая лезвия послала волну электрической агонии по нервам Кайлена, и он взвыл, когда нестерпимая боль затопила все клетки его тела. Его зрение поплыло, и он упал на землю, крича, а лезвия все еще торчали в его боку.

Барей завопил в ярости и обрушил свой Крозиус Арканум на Падшего. Цефес поднырнул под удар, и, подскочив близко, сорвал Розариус с шеи Барея. Сверкнуло серебро и золото, хлынула кровь. Капеллан рухнул на колени, его рот широко раскрылся в безмолвном ужасе, когда он почувствовал, как жизнь вырывается из его разорванного горла. Он упал рядом с Кайленом и выронил свое оружие недалеко от поверженного сержанта. Цефес приблизился и встал на колени около умирающего капеллана. Он снисходительно улыбнулся и вытащил замысловатый клинок Барея, продев цепочку через рукоятку.

- Полная дюжина. Благодарю, капеллан - прошипел Цефес.

Сержант Кайлен сжал зубы и попытался открыть глаза. Лезвия Пророка засели глубоко в его плоти. Чудовищным усилием воли, потому что каждое даже небольшое движение причиняло дикую боль, он потянулся вниз и вытащил оружие из тела. Его зрение прояснилось как раз, чтобы увидеть, как Пророк склоняется над Капелланом Бареем. Он зарычал от ненависти и с силой, порожденной отчаянием, кинулся вперед на еретика.

Вытянув обе руки, он резанул лезвиями и одновременно попытался сокрушить голову Пророка силовой перчаткой. Но Цефес оказался слишком быстр, отпрянул назад, однако рука Кайлена все таки успела схватиться за изукрашенную цепь на шее Падшего, и разорвать ее. Сержант покатился вперед, рухнув к ногам Пророка, задыхаясь от боли.

Цефес засмеялся и обратился к людям стоявшим по краям арены.

- Вы видите? Мощь Адептус Астартес лежит сокрушенной у моих ног. Чего мы не можем достичь, если мы справились с их силой так легко?

Кайлен почувствовал, как боль отступает из его тела, и, взглянув, чтобы посмотреть, что лежит в его руке, зло улыбнулся. Он поднял глаза на сияющее, безумное лицо Пророка и с ревом первобытной злобы атаковал предателя Темных Ангелов, силовой кулак потрескивал от смертельных энергий.

Он почувствовал, будто время замедлилось. Он мог рассмотреть все в мельчайших подробностях. Каждое лицо на арене было направлено на него, каждое оружие. Но это не имело никакого значения. Все, о чем он думал, это было убийство врага. Его взор сужался до тех пор, пока не осталось лишь лицо Цефеса, самодовольное и презрительное. Его силовой кулак коснулся груди Пророка и Кайлен испытал мимолетное чувство чистого наслаждения, когда он увидел, как резко меняется выражение лица еретика, узревшего, что сержант сжимает в другой руке.

Грудь Цефеса взорвалась, броня разлетелась под силой могучего удара. Силовой кулак Кайлена вышел из спины еретика, осколки костей и кровь брызнули на арену. Кайлен поднял пронзенного Пророка в воздух и прокричал собравшимся культистам

- Такова судьба тех, кто отвергает волю бессмертного Императора!

Он бросил на пол тело Цефеса, от которого остались сочащиеся кровью останки, и торжествующе зарычал. Кайлен представлял собой ужасающее зрелище, покрытый кровью и завывающий в жажде битвы. Пока он стоял в центре арены, стены из черного стекла начали быстро подниматься, и вооруженная толпа скрылась за ними, их хрупкое мужество было сокрушено со смертью их предводителя.

Кайлен рухнул на пол, и, разжав ладонь, выронил на пол Розариус, который он нечаянно сорвал с шеи Пророка. Рука коснулась его плеча, и он, обернувшись, увидел с трудом дышавшего капеллана Барея. Человек пытался что-то сказать, но мог лишь безмолвно хрипеть. Его рука шарила вокруг тела, ища что-то. Догадавшись о желании Барея, Кайлен поднял упавший Крозиус Арканум и аккуратно вложил его в руку капеллана. Барей закашлял кровью и покачал головой. Он раскрыл кулак Кайлена, вжал в руку сержанта Крозиус и указал на тело Падшего Темного Ангела.

- Крыло Смерти - прошептал Барей на последнем издыхании и закрыл глаза, когда смерть забрала его.

Кайлен понял. Бремя ответственности легло теперь на него. Он держал символ власти Капеллана Темных Ангелов, и хотя он знал, что ему предстоит еще многому научиться, он сделал первый шаг по долгому темному пути.

Весть о гибели Пророка быстро распространилась по Ангеллику и в течение часа силы повстанцев объявили безоговорочную капитуляцию. Кайлен медленно возвращался по собственным следам через пределы собора, по вокс-связи связавшись с кораблем, с которого они провели атаку.

Хромая он вышел на главную площадь, прищурившись от яркого света занимающегося утра. "Громовой Ястреб" приземлился в центре площади, двигатели гудели, передний трап был опущен. Когда он приблизился к боевому кораблю, одинокий терминатор в броне цвета белой кости спустился по трапу, чтобы встретить его.

Кайлен встал перед терминатором и протянул тому Крозиус и тонкую цепь с двенадцатью лезвиями.

- Имя Цефеса теперь может быть добавлено в Книгу Избавления – промолвил Кайлен.

Терминатор, взяв предложенные вещи, спросил:

- Кто ты такой?

Кайлен несколько мгновений обдумывал вопрос, затем ответил:

- Я Крыло Смерти.



 (голосов: 2)
 




Автор: rasta_yc
Дата: 7 февраля 2011 14:35
Публикаций: 0
Комментариев: 9
ICQ: --

нормально так, а этот опусошитель Хаоса был чтоли?
     
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.

Популярные статьи

Опрос на сайте

Стоит выкладывать материалы, книги, комиксы и прочее на Английском языке?

Да
Нет

Спонсоры

Заставки на телефон
Скачивайте анимированные живые обои для Андроид телефонов и планшетов бесплатно.